Мастер Чо Чхун-ик: ветер, рождённый взмахом прекрасного веера


Корейские веера делятся на круглые и складные, при этом круглые веера имеют гораздо более длинную историю и отличаются разнообразием видов. Г-н Чо Чхун-ик, мастер по изготовлению традиционных вееров, который входит под номером 10 в Список нематериального культурного наследия провинции Северная Чолла, живёт в городе Чончжу, издревле славящемся своими веерами. Уже более тридцати лет он, с одной стороны, продолжает традицию изготовления традиционных вееров, а с другой — привносит в это древнее ремесло новизну, в частности, разработав более 100 новых видов веера.

В Корее, где 70% территории занимают горы, рельеф местности издревле оказывал серьёзное влияние на особенности жизнедеятельности конкретного района. Так, провинция Чолла, богатый сельскохозяйственный район на юге Кореи, славящийся своими широкими равнинами, простирающимися от одного моря на западе до другого на юге, и мягким климатом, издавна была колыбелью различных видов искусств и ремёсел. Здесь, в частности, зародилось искусство «пхансори» — уникального драматико-эпического песенного жанра, который настолько пропитан собственно корейскими эмоциями, что его часто называют «голосом Кореи». Даже в наши дни в любом сельском уголке провинции стоит лишь обратиться с просьбой исполнить что-нибудь из «пхансори» к любому пожилому человеку, как он безо всякой запинки, со знанием дела споёт для вас как минимум пару строф из «Легенды о Симчхон». В провинции Чолла в большом количестве произрастает бамбук. Выросший в тёплом климате, он как нельзя лучше подходит для создания приспособлений, помогающих справиться с жарой, поэтому вполне естественно, что здесь появилось много ремёсел, использующих бамбук в качестве исходного сырья. Как раз в летние дни поделки из бамбука и проявляют свою истинную ценность. Бамбуковая штора, повешенная на дверь, с одной стороны, защищает от жалящих солнечных лучей, а с другой — не препятствует циркуляции воздуха, создавая приятную прохладу; «чук-пуин», или «бамбуковая жена» (полая конструкция из бамбука, напоминающая продолговатую цилиндрическую подушку, которую «обнимают» во время сна), помогает уснуть жаркой летней ночью, а «тэ-тхоси», т.е. «бамбуковые нарукавники», будучи вставлены в рукава, улучшают продуваемость одежды.
Веер состоит из бамбуковой основы и наклеенной на неё традиционной корейской бумаги «ханчжи», изготавливаемой из коры дерева шелковица бумажная. Корейскому слову «пучхэ» соответствует китайский корень «сон» , он входит в состав названий различных видов вееров, а мастера, изготавливающего веера, называют «сончжа-чжан». В эпоху Чосон в Чончжу провинции Северная Чолла существовало специальное Управление, ведавшее изготовлением вееров и руководившее работой мастеров-веерщиков. Поэтому Чончжу известен своими веерных дел мастерами и в принципе ассоциируется с веерами. Здесь живёт и наш герой, г-н Чо Чхун-ик (63 года), мастер по изготовлению традиционных вееров, который входит под номером 10 в Список нематериального культурного наследия провинции Северная Чолла.


Виды круглых вееров

Корейские веера делятся главным образом на круглые и складные. Круглый веер — это приспособление круглой формы или примерно круглой формы, состоящее из бамбуковой основы, или рамы, на которую наклеен шёлк или бумага «ханчжи». По-корейски такие веера называют «пангу-пучхэ», или «круглый веер». Этому слову соответствуют синонимы китайского происхождения «тан-сон» и «вон-сон» , в которых первый корень означает «круглый». Под складным же веером подразумевают приспособления полукруглой формы, состоящие из скреплённых с одного конца «рёбер», на которые наклеена бумага «ханчжи». Такие веера можно складывать и раскладывать, словно гармошку. Их называют «чоп-сон» букв. «складной веер»), или «чопчхоп-сон» . Корея издавна славилась искусностью своих веерщиков, поэтому веера корейского производства часто отправляли в разные страны в качестве подарков, а конструкция складных вееров, изобретённая в эпоху Корё, впоследствии была заимствована в Китай и Японию. Круглый веер, который гордится гораздо более длинной историей, чем его складной собрат, имеет массу разновидностей — в зависимости от формы бамбуковой основы и декорирования лицевой части. Наиболее популярным узором, использующимся при украшении лицевой части круглых вееров, можно считать знак «тхэгык» (корейский вариант знака Инь и Ян не чёрно-белый, как обычно, а красно-синий, где синий цвет символизирует Инь, женское начало, а красный — Ян, мужское начало) или «сам-тхэгык» (тройной «тхэгык). Веера с таким знаком называют «тхэгык-сон» . Веер, называемый «оёп-сон» имеет форму листа павлонии, а веер «пхачхо-сон» выглядит как лист банана японского. Веер «семи-сон» отличается сложностью конструкции, состоящей из множества тонких реек, веер «су-сон» украшен пятицветной вышивкой, а веер «юн-сон» напоминает колесо со спицами. Есть ещё «хванчхиль-сон» ; лицевая сторона этого веера покрыта лаком жёлтого лакового дерева, поэтому она отливает золотистым цветом и источает тонкий, вкрадчивый аромат. А веер «тэвон-сон» настолько большой, что когда им обмахиваешься, приходится держать его обеими руками.
Г-н Чо Чхун-ик специализируется на изготовлении круглых вееров. Он родился и вырос в Чансу провинции Северная Чолла, но его карьера мастера веерных дел началась в Чончжу, где он в возрасте 29 лет создал свой первый веер «тхэгык-сон».

Реконструируя веер «тхэгык-сон»
— Я ведь раньше зарабатывал на жизнь продажей туристам сувениров возле павильона Кванхал-лу в Намвоне. Делал такие маленькие декоративные ширмочки, украшенные сценками из «Легенды о Чхунхян» в духе народной живописи. Но как-то раз мне на глаза попались веера, которые продавались тут же рядом. Раньше ведь слава о чончжуских веерах «тхэгык-сон» по всей стране гремела, их королю преподносили во время праздника Тано. А тут, смотрю, превратились они в дешёвую безделушку. И что особенно меня зацепило — знак «тхэгык» нарисован был как попало. А по-моему, так Чхунхян что на дорогом свитке, что на дешёвой ширме, должна всегда быть изображена красиво; негоже, чтобы из неё делали вульгарную Вольмэ или Хяндан. Поэтому я сделал шаблон для знака и стал делать веера, на которых «тхэгык» был чёткий и ровный. Раньше-то, видимо, из-за того, что рисовали на глаз, сам знак был разного размера, да и части его были непропорциональными. А я вот стал делать его по шаблону. И сам доволен, и люди, смотрю, узнавать стали мои веера. Нравятся им, стало быть.
Певучая манера говорить превращает рассказ мастера Чо в песнь «пхансори». Наш мастер веерных дел начал обретать известность с тех пор, как стал изображать на своих веерах знак «сам-тхэгык» — уникальный символ корейской философии, часто использующийся как декоративный элемент. Он похож на традиционный знак Инь и Ян, но состоит не из двух, а из трёх элементов разного цвета, символизирующих небо, землю и человека. Красный цвет — это человек, жёлтый — земля, синий — небо. Многие, наверное, помнят красочные веера с этим знаком, которыми зрителям махали корейские спортсмены во время церемоний открытия и закрытия различных международных спортивных смотров, таких, например, как Азиатские игры в Нью-Дели в 1982 году, Азиатские игры в Сеуле 1986 году, Сельская олимпиада 1988 года, Чемпионат мира по футболу 2002 года, проводимый совместно Кореей и Японией. Все эти веера — творения мастера Чо.
— Когда я начал делать веера «тхэгык-сон», я узнал, как необъятен и глубок мир наших корейских традиционных вееров. Я ведь и старые веера воспроизводил, находя их исчезающие следы. В отличие от других мастеров, которые входят в Список важнейшего нематериального достояния, я учился не у одного учителя. Я ведь как — услышу, что где-то один мастер делает такие-то веера, так я иду к нему и учусь. Вот так я, значит, сидел и всё воспроизводил разные виды вееров — «оёп-сон», «пхачхо-сон», «семи-сон», «тэвон-сон», и в какой-то момент пришла мне в голову мысль, а не попробовать ли сделать что-нибудь новое. И вот я стал пробовать создавать на лицевой поверхности веера разные изящные узоры при помощи тонких бамбуковых реек, сценки разные из народной живописи, цветы, рыб всяких. Вот так и появились новые виды вееров. Я ещё попробовал сделать самый большой в мире веер. Его ширина 270 см, а длина 420 см. Ну а раз такое дело — попробовал сделать и самый маленький в мире веер — в ширину 2,5 см, в длину 5 см. А ещё попробовал сделать веер, в котором бы было больше всего реек, и сделал такой — в нём примерно 8000 бамбуковых реек. Это я так изобразил в виде веера распущенный хвост павлина.

Наследование традиций и собственное творчество
Мастерская г-на Чо, которая называется «Мастерская по изготовлению вееров Чукчон» («Чукчон-сончжабан»), находится в районе Тэсон-дон округа Вансан-гу города Чончжу. Здесь он воспроизводит старые веера и изобретает новые. Слово «чукчон» в названии мастерской — это псевдоним мастера, он означает «бамбуковое поле». Показывая нам свою мастерскую, г-н Чо с улыбкой говорит: «И не мастерская, и не выставочный зал. Бардак, в общем, да? Похоже на то, как в своей поэме «Пять друзей» поэт Юн Сон-до описывал бамбук: «Не схож ты с деревом ничуть, /И ты не схож с травою. /Ты совершенно пуст внутри /И очень твёрд снаружи. /Я оттого тебя люблю, /Что круглый год ты зелен» (пер. Анны Ахматовой). Здесь в этой мастерской площадью 50 «пхён» (примерно 165 квадратных метров) на всех четырёх стенах висят в рамках поражающие разнообразием форм и узоров веера, сделанные мастером, и повсюду разбросаны материалы, которые мастер использует в работе. Но больше всего обращают на себя внимание многочисленные книги, сложенные аккуратными стопками. Здесь, кажется, можно найти всё: от «Антологии корейской литературы» («Тонмунсон»; составленной придворным чиновником эпохи Чосон Со Го-чжоном, и «Ёльха-ильги» , дневника о путешествии по Китаю, написанного учёным школы «сирхак» Пак Чи-воном, до каталогов корейской живописи, иероглифических и толковых словарей, трудов по философии и т.д., что делает мастерскую похожей на типичную букинистическую лавку.
— Меня ведь иероглифической грамоте отец учил. Я был самым младшим в семье. Когда я родился, отцу было уже сорок. И до того как я пошёл в начальную школу, он сам учил меня «ханмуну» (корейское название «вэньяня», китайского классического письменного языка). И почему-то начал не с «Чхончжамун» («Текст [из] тысячи иероглифов») — учебника для новичков, с которого обычно начинают обучение, а со стихов Тао Юань-мина. Так что когда я пошёл в начальную школу, мой классный руководитель определил меня сразу во второй класс. Сейчас, когда я оглядываюсь назад, я чувствую, что отец очень переживал за меня. Ведь меня, совсем маленького, ещё не умевшего читать на хангыле, сразу отправили во второй класс, и мне там было ох как непросто. Да к тому же, поскольку наша семья была очень бедной, я проучился всего пять классов. Но хотя моя учёба в школе была совсем недолгой, видимо из-за влияния отца, который научил меня дружить с книгами, когда дела не идут и на душе тяжело, я обращаюсь к книгам, и тогда кажется, что впереди появляется просвет. Знаете, я вот так жил, не задумываясь, делал веера на продажу, а потом вдруг чувствую, душить меня стала рутина эта. А я тогда как раз прочёл книгу религиозного мыслителя Хам Сок-хона «История Кореи, прочитанная сердцем» и задумался над тем, что же я делаю. Ведь в то, что делаешь руками, нужно мысли хорошие вкладывать, нельзя ведь делать вещи просто по инерции, чтоб просто на жизнь заработать. Философ Ан Бён-ук в своей книге «Самая прекрасная вещь на земле» сказал: «Жизнь — это процесс творческого самовыражения». Когда я прочёл это, у меня прямо сердце заколотилось. Это ведь я поэтому теперь каждый день пробую что-нибудь новое придумать и уже создал более сотни новых видов вееров. Всё поэтому.

Процесс создания веера
Корейцы издревле считали, что веер — это не просто приспособление для создания ветра. Вееру приписывали восемь добродетелей, или восемь предназначений, поэтому также называли веер «пхальдок-сон» , т.е. «веер восьми добродетелей», или «пхарён-сон» т.е. «веер восьми нужд». Под восемью добродетелями подразумевали следующее. Во-первых, взмахом веера поднимают ветер. Во-вторых, им отгоняют комаров и мух. В-третьих, его можно использовать как крышку. В-четвёртых, веером можно заслоняться от солнца. В-пятых, им можно раздувать огонь. В-шестых, на нём можно сидеть, например в поле. В-седьмых, его можно использовать как совок во время уборки. Ну а в-восьмых, веер можно положить на голову в качестве подставки, когда несёшь на голове какой-нибудь груз. Помимо этого, для камлающей шаманки, танцовщицы или исполнителя «пхансори» веер всегда был очень важным предметом реквизита, который пробуждал веселье и вносил изюминку в представление. Кроме того, лицевую сторону веера часто украшали стихами, каллиграфическими надписями или рисунками, превращая этот скромный предмет в настоящее произведение искусства.
— Не то чтоб я скромничаю, но на самом деле изготовить веер очень просто. Если руки у тебя пришиты туда, куда надо — остаётся только овладеть основными приёмами да следовать определённому порядку. Когда все материалы уже готовы, то для изготовления одного веера «тхэгык-сон» достаточно и полдня. Ну а если это такой веер, где лицевая часть украшена сложным рисунком из бамбуковых реек, на него может и два месяца уйти. В изготовлении веера «тхэгык-сон» 11 этапов. Сначала берут толстый двухлетний бамбук, выросший на солнечном месте, и распиливают ствол на трубки. Длина их примерно как длина веера. Затем такую трубку раскалывают на планки шириной в 1,5 см, потом, значит, планку эту обстругивают, чтобы толщина была 1 мм. А потом расщепляют её на рейки шириной 1 мм, которые тоже обстругивают, чтобы они стали круглыми в сечении. Эти круглые рейки диаметром 1 мм делают определённой длины. Потом на куске белой бумаги «ханчжи», выкроенной в форме веера, раскладывают эти рейки, чтобы они расходились в стороны как лучи. Затем сверху кладут другой лист бумаги, на который уже приклеена лицевая сторона со знаком «сам-тхэгык». Чтобы клей как следует взялся, нужно на пол положить одеяло, потом веер, потом сверху ещё одеяло и походить. Так веер становится прочнее. Этот этап называется «тапсон» букв. «топтать веер»). Потом аккуратно обрезают по краям, придавая вееру форму. Края оклеивают бумажной каймой, затем приделывают ручку и закрепляют её декоративным гвоздём. Вот и всё. Веер готов.
Мастер Чо часто оставляет лицевую поверхность своих вееров чистой и обращается к известным каллиграфам и художникам, занимающимся корейской живописью, с просьбой украсить его веера стихами, каллиграфическими надписями или рисунками. Надо сказать, поначалу многие отказывались, но потом, видимо, проникнувшись энтузиазмом мастера и его любовью к своему делу, стали соглашаться. Так веера г-на Чо обрели новое рождение. Ныне покойный известный чончжуский историк фольклора Чо Бён-хи дважды соглашался сделать каллиграфические надписи на веерах г-на Чо, что было абсолютно неслыханным делом, и даже завещал мастеру Чо свои произведения, которыми больше всего дорожил. Рассказывают также, что г-н Сон Ге-иль, художник, занимающийся корейской живописью, как-то раз, невзирая на жару, приехал из Ильсана в Чончжу к мастеру Чо, чтобы украсить его веер цветной живописью тушью.
— Веера, созданные разными мастерами, которые не просто произведение искусства, но вместилище глубокой натуры своего автора, — вот какие веера меня трогают. Для того чтобы поделиться с людьми красотой вееров, я начиная с 2003 года ежегодно провожу выставку «Чончжуские веера Тано», приурочив её к проведению праздника Тано. Веер — это ведь не просто приспособление, чтобы освежиться в жару. Если уж на то пошло, то для этой цели кондиционер-то лучше. Но вот когда нужно остудить душу, да так, чтобы унять внутреннее беспокойство, то тут нет ничего лучше нашего традиционного веера. Как сейчас помню, заснёшь, бывало, днём у матери на коленях, а она тебя веером обмахивает, и так это приятно. Думаю, каждый бы хотел сохранить это ощущение навсегда.

Мастер Чо Чхун-ик, продолжающий традиции изготовления корейских круглых вееров в течение уже более 30 лет, разработал новую технологию создания веера «тхэгык-сон».

Основа его ремесла — традиции, но мастер ежедневно пробует создавать новые формы бамбуковой конструкции веера и новые разновидности узоров.

«Веер — это ведь не просто приспособление, чтобы освежиться в жару. Если уж на то пошло, то для этой цели кондиционер-то лучше. Но вот когда нужно остудить душу, да так, чтобы унять внутреннее беспокойство, то тут нет ничего лучше нашего традиционного веера. Как сейчас помню, заснёшь, бывало, днём у матери на коленях, а она тебя веером обмахивает, и так это приятно. Думаю, каждый бы хотел сохранить это ощущение навсегда».


1 На куске белой бумаги «ханчжи», выкроенной в форме веера,
раскладывают бамбуковые рейки.
2 На тонкий лист «ханчжи» приклеивают знак «сам-тхэгык».
3 Листы склеивают между собой, обрезают и обрабатывают края.


4 Веер украшается изящным узором, составленным из тонких бамбуковых реек.

Пак Хён-сук, писатель-фрилансер | Фотографии: Ан Хон-бом

Источник: Кореана

Метки:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: